Автор Тема: Казнить нельзя помиловать  (Прочитано 2390 раз)

vitor

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 3 895
  • Карма: +25/-11
  • Слово - це діло
    • Просмотр профиля
Казнить нельзя помиловать
« : Сентября 16, 2011, 13:16:41 »
 

 

Что страшней для зэка, смертная казнь или годы за решеткой?
Почти пятнадцать лет в Украине не используют смертную казнь, как высшую меру наказания. И все эти годы не прекращаются обсуждения правильности этого решения. А последние годы и того больше – в Парламенте уже несколько раз регистрировался законопроект, которым предусматривалось вернуть расстрел для самых закоренелых преступников.



Вопрос смертной казни можно рассматривать с нескольких сторон.
Первая – позиция родственников и знакомых человека, пострадавшего от преступника. Ведь в камеру для «пожизненников» попадают те, на чьих руках кровь не одной жертвы. Да и преступления, за которые душегубы получают максимальную нынче меру наказания, вызывают шок у привыкшего ко всему украинского обывателя. И за решеткой они продолжают жить и получать трехразовое питание за счет налогоплательщиков, среди которых те же родственники убиенного им человека. По состоянию на 2009 год по спецзонам было разбросано более полутора тысячи человек, приговоренных к пожизненному лишению свободы. И на каждого из них государство тратит более тринадцати тысяч гривен в год. Следует заметить, что они не задействованы ни на каких тюремных производствах, и, в общем-то, ничем не занимаются. Пару лет назад первый заместитель тогда еще Департамента по вопросам исполнения наказаний (нынче Государственная пенитенциарная служба) даже предложил отпускать «пожизненников». Правда, после того, как те тридцать лет пробудут за решеткой. Мол, тогда у заключенных появится цель в жизни, и они постараются исправиться. Но эта инициатива по понятным причинам не нашла сторонников и была забыта.

Второй «нюанс», ради которого собственно и отменили смертную казнь – имидж нашей страны в Европе и мире. Еще в 1997 году Украине пригрозили, что если высшая мера наказания продолжит действовать, членства в Совете Европы нашей стране не видать. Поэтому, судя по всему, все потуги ввести расстрел, или более гуманные способы лишения жизни заключенных, в нашей стране заранее обречены на провал.

Какой пожизненник не мечтает о воле

Никто и никогда не интересуется мнением самих заключенных относительно смертной казни. А их мысли по этому поводу расходятся. Одни предпочитают быструю смерть десяткам годам бессмысленной жизни в четырех стенах. Но у сторонников расстрела есть сотни оппонентов, которые мечтают когда-нибудь оказаться на воле.



Пару лет назад мне довелось побывать в Днепропетровской исправительной колонии №89, в которой на тот момент пребывало на стадии исправления чуть более 1200 человек. Кроме того, там существует еще и отдельная территория, отгороженная от общей крепкими стенами и колючей проволокой. «Простые» заключенные посматривают на нее с опаской – в особом блоке отбывают наказание несколько десятков матерых уркаганов, осужденных до конца жизни.

В эти камеры попадают далеко не случайные люди. И содержатся они с соблюдением максимальных мер безопасности, за десятками решеток, железными дверями, под постоянным присмотром работников колонии и охраной сторожевых собак. Чтобы оказаться в одной из этих камер, нужно иметь большой «послужной» список: несколько убийств с особой жестокостью и цинизмом, изнасилования. У многих из них хватает и того, и другого.

Спорный вопрос, меняют ли годы человека? Допустим, лет двадцать назад убийца жестоко лишил жизни своего согражданина, опасен ли он теперь? Выяснить это на 100% не возьмется никто. А вот у самих осужденных ответ есть – они все, как один, утверждают, что полностью перевоспитались и раскаялись. Более того, на каждого второго хоть сейчас можно надевать рясу – душегубы в один голос твердят, что им было откровение господне, которое позволило заново пересмотреть свою жизнь. И почти все «пожизненники» прям рвутся из-за решетки служить обществу и быть полезными на воле. Да вот никто не пускает…

И когда просматриваешь заключительные приговоры – понимаешь почему. От сухой статистики и перечислений преступлений, волосы встают дыбом. волосы встают дыбом. Даже не верится, что люди способны на такие зверства. У некоторых судебные решения занимают несколько томов с описаниями злодеяний.

Волки в овечьей шкуре



Один из «жителей» сектора особого режима Александр Куркай чего только не успел сотворить. На его счету участие в убийствах, вымогательство, разбои. Жителям Днепропетровска он запомнился тем, что отрезал головы троим людям, чтобы подбросить своему криминальному сопернику. Для устрашения. Александр на тот момент сидел уже девятые год. Думаю, что и сейчас он находится в тех же стенах, что и пару лет назад.

На первый взгляд, это обычный мужчина, ничем не примечательный. Выдает взгляд. Только тогда я понял, что значит выражение «стальной взгляд». От человека с такими стальными глазами хочется оказаться по другую сторону решетки. Но тогда Куркай убеждал, что уже полностью раскаялся.

- Я даже рад, что меня поймали и посадили, - пытался начать задушевную беседу Александр. – Даже боюсь подумать, чего бы я еще мог натворить, оставаясь на свободе. Когда сидел еще в ИВС, мне было видение от Господа. У меня вся жизнь прошла перед глазами, он показал, что я творил, насколько неправильно жил. Я уже тогда начал каяться.



Как и многие заключенные, Александр не любит вспоминать былые грехи. На вопрос об их преступлениях осужденные либо отмалчиваются, либо называют убийства «случайным проступком». Кроме Библии, Александр ничего не читал. Но надзиратели поделились, что заключенный активно занимается спортом. Несмотря на пожизненный срок, Куркай уверен, что выйдет на свободу.

- Я еще очень надеюсь выйти на свободу. Ну, а как получится, не знаю. Конечно, я бы изменился, - уверен Александр. – А против смертной казни настроен категорически. Заключение, например, мне, дано для того, чтобы одуматься и раскаяться. А как бы я мог раскаяться, если бы меня сразу же расстреляли? За время, проведенное в колонии, я многое понял, много думал и не только раскаялся, но и переродился душевно.



Пообщавшись с работниками колонии, я убедился, что почти все заключенные стали истово верующими. «Пожизненные» днями штудируют Библию, просят у администрации принести другие издания. Не все тут — православные христиане. Есть среди осужденных баптисты и протестанты. Только в их искренность не совсем верится. Для многих заключенных вера – это как еще один способ попасть на волю. Каждый приговоренный к пожизненному заключению через двадцать лет имеет право писать прошение о помиловании. И положительная рекомендация администрации колонии для верующего и раскаивающего осужденного может быть дополнительным плюсом. Конечно, вероятность того, что прошение удовлетворят – ничтожная. Но каждый надеется, что именно ему повезет. Между собой осужденные почти не общаются, даже избегают друг друга. Не говоря уже о том, чтобы дружить или доверять свои секреты.

Кроме того, штудируют здесь и другую литературу – юридическую. Письмами украинских зэков завалены международные правозащитные организации и суды. Возможно, именно поэтому у тех не хватает времени рассматривать иски людей, которые действительно нуждаются в защите и помощи международных инстанций.

«Лучше жизнь за решеткой, чем пуля в голову»



Есть и такие, кто уже даже не надеется выйти на свободу, спокойно доживая свой век. Тогда мне довелось встретится с мирным, на первый взгляд, -летним дедушкой. Оказалось, что передо мной не «божий одуванчик», а прожженный рецидивист со стажем. Александр Черняк из своих 67, 52 года провел за решеткой. А последний срок – пожизненное лишение свободы – получил после жестокой расправы над приютившей его женщиной.



- Я никуда и не собираюсь выходить. Дом продал, жены нет, детей никогда и не было, так что возвращаться мне просто не к кому. Да и годы уже берут свое, я не доживу даже до срока, когда мне можно будет писать прошение о помиловании. А если бы и дожил, все равно не писал бы. Я большую часть жизни провел по тюрьмам, тут и умру, — без сожаления рассказывал пожилой зэк. – Все здесь нормально, я привык уже. Но не могу смириться с тем, что посадили меня в камеру с маньяками! А я ж не знаю, что у них на уме, они ж, может, неадекватные какие-то.

Несмотря на все, Александр Черняк был категорически против смертной казни. По его словам, лучше доживать дни за решеткой, нежели расстаться с жизнью после оглашения приговора.

Тем не менее, по крайней мере, одна политическая партия не оставляет попыток провести в Верховной Раде законопроект, позволяющий вновь применять расстрел, как высшую меру наказания. Мол, это заставит задуматься потенциальных убийц и маньяков. И это мнение поддерживает значительная часть населения Украины. Правда, от них это не зависит. Но нельзя сказать наверняка, что больше подходит жестоким убийцам – пожизненное заключение или смертная казнь. Некоторые могут сказать, что быстрая смерть – уже слишком гуманный способ для людей, которые издевались над своими жертвами. С другой стороны, постоянное заключение в четырех стенах угнетает и сводит с ума. Ведь даже те, кто надеется выйти на волю, в глубине души понимают, что сидеть им за решеткой до конца своих дней. И очень спорным остается вопрос – сможет ли простой человек чувствовать себя комфортно рядом с маньяком или жестоким убийцей? И нуждается ли в них общество?

Кому можно доверить расстрел?

Вот только народные избранники, которые ратуют за возвращение смертной казни, стыдливо умалчивают о другом – можно ли сейчас нашей стране доверить такую ответственность? А не попадут ли под пулю десятки невиновных людей? И это не «пустой звон» - наша страна уже знает прецеденты, когда за преступления одного человека, сажали совершенно невиновных граждан. Каким образом от них получали признательные показания, думаю, объяснять не стоит. Когда в Украине задержали одного из самых кровавых маньяков современности Александра Ткача, больше известного, как «пологовский маньяк», за его преступления уже сидело семь человек! И все они после допросов в милицейских застенках во всем признались. Даже сейчас, по прошествии множества лет, за злодеяния Ткача до сих пор сидит Максим Дмитренко, которого обвинили в изнасиловании и убийстве 17-летней девочки. Другой заключенный, осужденный за изнасилование и убийство своей дочери (которое совершил Ткач) повесился в камере…



Но у тех, кого упекли за решетку незаконно, хотя бы есть какая-то надежда оказаться на воле. А если бы их расстреляли через несколько дней после оглашения приговора? Как бы тогда назвали эту меру – досадной случайностью, или прискорбной ошибкой? Поэтому перед тем, как говорить о введении смертной казни следует серьезно задуматься – а готовы ли мы вручить нашей стране такую ответственность? Народная мудрость – от сумы и тюрьмы не зарекайся – не врет. И завтра, если высшую меру наказания введут снова, у стенки, рядом с матерым преступником, может оказаться ни в чем не виновный человек.[/u]



FaceNews 16/09/2011
Роман Чабак
Приветствую участников естественного отбора!

Freeman

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 38
  • Карма: +2/-0
    • Просмотр профиля
Re: Казнить нельзя помиловать
« Ответ #1 : Октября 17, 2011, 16:20:07 »
Есть ещё один аспект проблемы о котором обычно не упоминают при обсуждении вопроса: палачи. Общество для избавления от убийц создает других убийц. И что характерно, их же сторонится. Интересная статья об этом http://www.istpravda.com.ua/articles/2011/07/28/48051/.
Цитата:
"Мені також довелося взяти участь у тій полеміці. В статті "Пожаліймо ... ката!" ("Хрещатик", 16 березня 1996 р.) була висловлена думка, що від застосування смертної кари слід відмовитися не стільки для полегшення долі злочинців, як задля того, щоб не перетворювати навіть мізерної частини наших громадян на катів - убивць, найнятих державою.
Адже смертну кару треба комусь виконувати. Тобто тупо ходити на роботу спеціально, щоб там убивати незнайомих беззбройних людей, про яких нічого певного не знаєш, хіба те, що хтось їм виніс вирок.
Чи може таким займатися людина моральна? Очевидно, що ні. То що, ми, суспільство, маємо перетворювати своїх українських нормальних хлопців на моральних калік?.. Або мусимо наймати готових моральних калік, убивць на державну службу?..."